Водитель трамвая (ч.1)

Зображення користувача Oleg.
Автор: Oleg+23 / Дата: 19.09.2010 11:20 /

ГОРА С ГОРОЙ НЕ СХОДИТСЯ
(отрывки)

Автор К. Матущак в 50-60х годах ХХ века работал водителем трамваев в Виннице. И некоторые главы его автобиографического романа посвящены именно этой части его жизни. Отрывки романа, связанные с воспоминаниями о работе в трамвайном депо, мы публикуем здесь.

Как-то в областной газете увидел объявление о том, что в трамвайном парке проводится набор на курсы водителей. Следующим утром пошел по адресу. В отделе кадров за столом сидела миловидная женщина.
- Вы что-то хотели? – направила взгляд на незнакомого посетителя.
- На курсы водителей трамвая можно записаться? – спросил несмело.
- Ваше образование?
- Восемь классов. С девятого забрали в армию…
- Вот вам лист бумаги. Пишите заявление. На имя директора трамвайного парка Коберника Василия Андреевича.
Дрозденко присел возле стола и начал писать. В это время в кабинет зашел мужчина среднего роста, коренастый, лет под сорок.
- Надежда Леонидовна! На сколько я понял этот молодой человек просится к нам на курсы?
- Да, Василий Андреевич!
Нетрудно было понять: это был сам директор Коберник.
- В армии служил? В каких войсках?
- Так точно! Служил в артиллерии, был военным метеороглогом..
- А что она за штука такая – эта матиорология?
- Ну, это наука, которая предсказывает погоду…
- В нашем парке тоже есть люди, которые могут делать погоду… Один выпивает, другой прогуливает, третий халтурит. Надеюсь, ты не из таких?
- Да нет, товарищ директор. Я не привык к лёгкому хлебу…
- А водить трамвай, думаешь, легко? В твоих руках многотонная машина, и ты отвечаешь за безопасность каждого пассажира. Ну хорошо, запишите этого юношу на путь. Днем работать будет, а после работы на курсах учиться. Что бы был в курсе дела, с чего начинается Родина… - и лукаво усмехнулся.
- Товарищ директор! А может, дадите другую работу?
- У нас, юноша, ленивых работ нет. Все начинают с пути. Завтра к восьми приходи в депо.

До работы неблизкий путь – почти с десяток километров. Пятнадцать минут потратил, пока дошел до Южного Буга. Деревянный мост находился на ремонте. И пешеходы пользовались паромной переправой. Паром только причалил к противоположному берегу. Постоял минут десять, собрал людей, и медленно поплыл к другому берегу. В общей сложности Дрозденко потратил на переправу двадцать две минуты. Дальше поспешил к трамвайной остановке. Одним словом, опоздал на работу.
Начальник службы путевых сетей Степан Дмитренко спросил:
- Как фамилия?
- Дрозденко Леонид.
- Уже с первого дня опаздываете, показываете недисциплинированность, твоарищ Дрозденко. Нам такие курсанты не нужны. Ещё одно опоздание, и мы вас отчислим.
- Извините, товарищ начальник! В городе живу недавно. Не успел выучить маршруты… паром проклятый задержал. Нужно на час раньше из дому выходить.

Вскоре служебным вагоном выехали на линию. Курсанты группками рассыпались вдоль трамвайного полотна. Главное задание – ремонт колеи. Одни забивали в подколейные накладки костыли, другие подбивали тяжелыми кирками шпалы, меняли рельсы. Работа тяжелая, грязная.
В конце смены подходил путевой вагон. Работники кидали в кузов инструменты и возвращались в депо. После непродолжительного перекура начинались занятия. И так ежедневно.
Перед Новым годом учеба завершилась. Квалификационная комиссия приняла экзамены. Правила дорожного движения сдавали в областной Госавтоинспекции.
Вакансий водителей трамвая не оказалось, и бывшие курсанты, как и раньше, работали на путях. Часть из них, не выдержав «мук», навсегда распрощалась с трамвайщиками. И только в середине марта следующего года Леонид Дрозденко и еще с десяток водителей, вывели вагоны на трамвайные маршруты.

Что представляли собой в конце пятидесятых годов прошлого столетия эти вагоны? Это - обычные прямоугольные деревянные коробки, с колесными парами внизу, российско-бельгийского производства 1910 года. Что бы заставить двигаться эти «махины», необходимо было повернуть рукоятку контроллера по часовой стрелке. Когда вагон набирал определённую скорость, рукоятку поворачивали назад, и он катился уже по инерции. Водитель тормозил свое «чудо техники» металлической рукояткой, похожей на приподнятое тело кобры.

В «коробочку» вмещалось не больше полусотни пассажиров. От лишней нагрузки амортизаторы прогибались, салон опускался, и тормозные колодки могли касаться только верхней части колёс. Что бы остановить вагон, водитель крутил «корбу» за сто метров до остановки.
Свой «дебют» Леонид Дрозденко начинал на вагоне номер девять. В ранний час пик благополучно дополз до центра города. И вдруг «заело» контроллер. «Коробочка» - без движения. Стоит, как вкопанная. Пассажиры нервничают, на работу опаздывают… Шныряют за спиной водителя (вход и выход происходил через кабину вагоновожатого). Время не ждет. Пока вызовешь техпомощь, соберёшь за собой все вагоны.
Дрозденко выключает электрорубильник, снимает защитный кожух контроллера – и на него грозно смотрит медными сегментами вертикальный барабан. Мурашки бегут по телу. И всё-таки надо отрегулировать проклятые сегменты голыми пальцами. Кажется, как только прикоснёшься, огромной силы напряжение сожгёт тебя в пепел. В кабину вскакивает начальник маршруту Павел Михайлов.
- Что ты делаешь? Перед тем, как лезть к контроллеру, надо выключить не только автомат-предохранитель, а и токоприёмник над вагоном. А для этого кондуктор должен оттянуть верёвкой «дугу»… Рискуешь парень!

Сегменты наконец отрегулированы, и переполненная «коробочка» движется дальше; «зайцы» висят на только на ступеньках, а и сзади – на «колбасе». Снимать их - нет времени. Чёрт с ними, пусть висят…

В начале шестидесятых годов, на смену вагонному барахлу, начали приходить трамвайные поезда производства Немецкой Демократической Республики. Все технические узлы работали исключительно на электроэнергии. Комфортабельная техника. Что там говорить. Постажировавшись несколько смен, Дрозденко начал работать на импортных вагонах.

***************

Жизнь протекала свим установленным порядком, хотя казалось трамвайщику, что проходит слишком медленно, и без пробесков. Ежедневно одно и тоже: встаёшь до рассвета, возвращаешься со второй смены ночью, утром в школу - сплошной, бесконечный кругооборот, не говоря о жизненно-бытовых проблемах. Было небольшое отвлеченное занятия - занимался выпуском настенной газеты "Трамвайщик", печатал заметки в прессе о буднях коллектива. Планировал вступить в высшее учебное заведение. Для элементарного отдыха часто небыло времени.

Одновременно тяготило сознание то, что на предприятии не совсем здоровая обстановка. В глазах руководства, особенно среднего звена, ты чувствуешь себя винтиком большого механизма, которго постоянно кто-то подкручивает, что бы тот механизм не разлетелся.
Начальники маршрутов, например, воспитывали подчинённых под одну гребёнку - чтоб боялись. Один из них - сибиряк Кондрат Томин, что выбился в начальники из простых водителей, - верой и правдой служил начальству, талантливо выполнял роль "стукача". Та вот на Дрозденко у него произошла осечка.

В один поздний вечер, когда Дрозденко делал последний тур и через сорок минут должен был поставить вагон в депо, на остановке возле диспетчерской Томин на ходу заскочил в кабину.
- Тебя вызывает Зильбертович. Сходи, узнай, что он хочет, а я сам загоню вагон на стоянку.
Водитель удивился: что делать в эту пору начальнику движения на работе? Но молча вышел из кабины и направился в диспетчерскую. Зильбертовича там небыло.
Суть дела объяснил диспетчер Ивасюк. Необходимо подменить Николая Кравца, который заканчивает работу в пол-двенадцатого, потому что утром ему необходимо появиться на репетиции духового оркестра.
Обманутый водитель возмущался: почему Томин не поговорил с ним по-людски? Почему считает его за дурака?

Дрозденко не подменил коллегу. Подождал пока Томин подъедет на остановку. Наконец вагон остановился. дрозденок зашел в кабину, что-бы, как и положено, загнать свой вагон в депо.
- Пошел вон отсюда! - и Томин с силой вытолкнул водителя в салон. Дрозденок вновь заходит на своё рабочее место, и Томин вновь выталкивает его назад. Пассажиры, не понимая, что происходит, оттягивают Дрозденок в сторону, успокаивают...
- Отстанте! Это мой вагон!
Пассажиры удивляются: как можно одновременно двум водителям работать в одном вагоне? Тут что-то не так.
- Завтра на восемь утра к директору! - высунув голову из кабины приказывает Томин.
Люди еще больше удивляются: что это за комедия? То выгоняет, то приглашает к начальству?

Перенервничав и не отдохнув спокойно, Леонид Дрозденко в семь утра выехал общественным транспортом к Кобернику. Под дверями его кабинета уже стоял грозный Томин. Вскоре появился директор.
- Что случилось, ребята?
- Товарищ директор! Из-за этого Дроздюка Николай Кравец сегодня не вышел на репетицию. А мы ведь готовимся к параду на Октябрьский праздник. Дроздюк категорически отказался подменить нашего трубача вчера вечером, не выполнил моё распоряжение...
- Почему не подменил Кравца? - нахмурился директор.
- На мог! Сегодня утром мне необходимо идти в школу на занятия в десятый класс. Мой непосредственный начальник товарищ Томин не знает, чем, какими проблемами живут его подчинённые. Вот в чемоданчике книги и тетради, сейчас прямо от вас иду в школу. Начальник маршруту даже не знает толком моей фамилии. Во-вторых, он обманул меня, послав к Зильбертовичу, который вроде ждал в диспетчерской...
- Дрозденко, вы свободны! А ты, Томин, останься!
Леонид Дрозденко так и не узнал, чем закончился их разговор. Но заметил позже то, что отношение к нему со стороны Томина изменилось в лучшую сторону.

На следующий год, закончив 10 класс, Леонид Дрозденко вступил во Львовский университет им. Ивана Франка. Уволился с работы.
После первого курса приехал на каникулы в Винницу, и что-бы подзаработать немного денег, снова пришёл в депо...

(продолжение следует…)

+1
0
-1